Несмотря на существенную порцию критики, нынешний парламент показывает большую эффективность, по сравнению с прошлым созывом, в решении проблемных вопросов, которые накапливались в ВР годами. Недавно был принят закон, который должен решить проблему, которая была создана еще в позапрошлом десятилетии. Не один созыв парламента боялся ее решать. Верховная Рада приняла принудительную реструктуризацию валютных кредитов, которые украинцы взяли в 2000-х годах.

Удачное начало и плохой конец валютных кредитов

В 2000-х годах в Украину начали заходить известные банковские группы с иностранным капиталом. Это происходило на фоне фиксированного обменного курса гривны и разрешения НБУ выдавать ипотечные кредиты в валюте для уменьшения процентной ставки. Задача большинства банков, которые так охотно заходили в Украину было как можно больше нарастить кредитные портфели, в том числе ипотечные. Так началась волна валютного кредитования, которая закончилась с приходом мирового валютного кризиса, которая принесла с собой девальвацию.

Впрочем, касалось это не только ипотечных кредитов. Если процентная ставка в долларах была в среднем чуть более 10% годовых, ставка в гривне была часто выше 20%.

Это было настолько существенно, что вариантов выбрать наиболее рационально в гривне не было. Там за год формировалась разница в выплатах. Думаю, никакая финансовая грамотность потребителей не помогла бы воздержаться и взять все-таки гривневый кредит, — вспоминает Анна Мурина, експертка по финансам.

Преимущественно, украинцы брали кредиты в иностранных банках. До 16 миллиардов долларов с иностранных рынков банки влили в Украину, оценивает Мурина. Оживление ипотечного кредитования дало толчок экономике: немного меньше полумиллиона семей улучшили себе жилищные условия.

ипотечный валютный кредит украина1

В 2008 году вспыхнул мировой финансовый кризис: в США начались невыплаты по ипотечным кредитам. В Украине начало набирать обороты подобное явление через существенную девальвацию гривны. На фоне этой проблемы в 2009 году депутаты инициировали законопроект, запрещающий выдавать валютные кредиты.

Банки использовали время в течение 2009-2014 по-разному: кто-то не делал ничего, другие банки пытались избавиться от неработающих кредитов. Некоторые банки скрывали кредитное качество портфеля, меняли условия и переносили выплаты по кредитам на более поздние сроки.

Настоящую кредитное качество Нацбанк начал проявлять только, начиная с 2015 года. Когда банкам нужно было для требований НБУ начать формировать резервы, многие вспомнили о залоговом имуществе должников по валютным кредитам, но тогда уже действовал мораторий на взыскание, принятый ВР в 2014 и время было потеряно.

После 2009 некоторые заемщики договаривались с банками и платили дальше, другие — начали игнорировать платежи. Такое поведение валютных заемщиков наблюдается до сих пор.

Мораторий ему помогает. Если есть возможность не платить — большинство наших граждан выберет не платить. Потому что нет никакого негативного эффекта или вознаграждения, если платить. Если есть мораторий и уверенность, что жилье не заберут — то зачем платить? Нет осознания, что это долг, квартира была куплена в долг и что это не в полной мере еще твоя квартира, пока есть этот долг, — объясняет Анна Мурина.

Однако, Верховная Рада таки послушала аргументы заемщиков и решила их «защитить», заставив банки реструктуризировать валютные кредиты.

Перечислим по закону

Проблему валютных кредитов Рада попыталась решить тремя законопроектами.

Проект закона 4475 продлевает мораторий на взыскание залогового имущества должников по валютной ипотеке. Все валютные кредиты должников должны быть конвертированы в национальную валюту по среднему курсу между курсом, который был в день получения кредита и курсу на день реструктуризации (по приблизительным оценкам — 16,5 грн за доллар). Затем кредиты должны быть реструктуризированы — это касается тех кредитов, по которым еще не рассчитались заемщики.

Процентную ставку по валютным кредитам увеличивать нельзя, а снизить — можно. Если к проведению этой реструктуризации погашены штрафы и пеня, они зачисляются в погашение остатка суммы кредита и процентов. Размер процентной ставки: UIRD + 1%.

Если заемщик ранее договорился с кредитором об отсрочке выплат и заключил соглашение об этом — проект закона не распространяет обязательную реструктуризацию кредита на такие случаи.

По проекту закона 4398, если Фонд гарантирования вкладов физических лиц собирается продать залоговое имущество через открытые торги, он должен предупредить человека за 30 дней до публикации объявления о торгах. Фонд также должен предложить заемщику покрыть задолженность на сумму, не менее оценочной стоимости актива, объясняет експертка по недвижимости Виктория Берещак.

Закон, например, среди прочего позволяет суду определять минимальную сумму платежа в счет погашения задолженности по валютному кредиту, обеспечением по которому является квартира или дом, является единственным местом проживания заемщика. Речь идет о жилье не более 60 м² или не более 13,65 м² на каждого члена семьи, если это дом — не более 120 м². Минимальный размер выплаты не может быть меньше половины минимальной зарплаты, — добавляет Берещак.

Законопроект 4399 предусматривает налоговые преференции для кредиторов, списали часть долгов заемщиков и реструктуризировали платежи.

4399 касается механизма налогообложения и позволяет, к слову, банкам, которые провели реструктуризацию, а не корректировать финансовый результат до налогообложения на сумму свертывания резервов с валовой балансовой суммой. Заемщикам тоже «скостили» налоги, — говорит експертка.

Банки — за рыночный механизм

Национальный банк выступил за рыночные условия реструктуризации и был против, чтобы парламент вводил ее принудительно. Регулятор ссылался на то, что механизм реструктуризации валютного кредита физлица, когда ее залог — единственное место проживания, определенный Кодексом Украины из процедур банкротства. Он введен в действие в октябре 2019 — за ним физлицо может либо признать себя неплатежеспособной и начать реструктуризацию, или заключить мировое соглашение с банком.

Нацбанк также ссылался на программы добровольной реструктуризации валютной задолженности, которую разработали банки. Однако, ни тот, ни другой способ решения проблемы не сработал.

ипотечный валютный кредит украина2

Не менее всего прочего регулятора напрягло продление моратория. В НБУ отметили, что заемщики так и не начали выполнять обязательства по кредитам. Итак, проект закона 4475 законсервирует проблему, ведь они дальше не будут платить из-за моратория.

После голосований в Раде, недовольство выразили банки: они хотят полного снятия моратория на взыскание имущества для обеспечения кредита. Национальная ассоциация банков Украины оценила, что убытки банков от принудительной реструктуризации «достигнут 10 млрд». Негативные последствия от принудительной реструктуризации коснутся также и новой волны ипотеки после объявления президентской программы ипотеки под 7%.

Не все так плохо …

Убытки в банковской системе будут, но это число может не соответствовать громким заявлениям. НАБУ заявляет о максимальной цифре убытков от реструктуризации в 10 млрд, но на самом деле убытки будут примерно 1,5-1,6 млрд грн — по оценкам Евгения Дубогрыза, ассоциированного эксперта CASE Украина.

Потери банков однозначно будут, но, с другой стороны, у нас есть шанс, что работающих кредитов и ипотеки будет больше. Сейчас у нас в ипотеке 13,5 млрд. кредитов, из них почти 12 млрд — это неработающие, — добавляет Дубогрыз.

Как бы банки не требовали вмешиваться в рыночные механизмы, практика решения проблемы валютных кредитов в 2009-2014 показывала, что не все смогли прийти к компромиссу с заемщиками.

Банки говорят, что надо снимать, но альтернатив никаких не предлагали. Те условия, которые предлагали банки — они заемщикам не выгодны вообще. Даже те заемщики, которые добросовестно обслуживали — они не шли на эти условия, потому что было просто невыгодно, — объясняет эксперт CASE Украина.

К тому же мораторий никогда не был помехой банкам взимать залоговое имущество. В Харькове был случай, когда заемщик готов реструктурировать свой валютный кредит в соответствии с процедурами Кодекса по вопросам банкротства, вспоминает финансовая експертка Анна Мурина.

Единственная просьба такого должника было конвертировать кредит в гривну — известный банк ему отказал и этого заемщика обсуждали на высшем уровне. Банк сделал исключение для этого заемщика, но сразу после этого заемщик заболел на три недели и поэтому временно прекратил коммуникацию с банком. Банк поменял замок в его квартире и стащил его имущество — это произошло уже после введения моратория. Позиция банков «пусть заемщик идет в суд» часто бывает слишком радикальной и они вообще не хотят идти на уступки, акцентирует Мурина.

Политическое решение не снимать мораторий и помочь заемщикам уравновесили прекращением моратория через пять месяцев для банков. Значит, и заемщикам — плюшка, и банкам — плюшка, отмечает Дубогрыз.

Если банкам удастся реструктуризировать и избавиться от валютных кредитов, уже не на что продлевать мораторий. Хотя банки не восприняли решение парламента, многие эксперты выражают надежду на решение проблемы. По подсчетам Дубогрыза, даже если каждый 4 заемщик будет обслуживать свои кредиты из тех, что сейчас не обслуживают — это уже перекроет убытки банков из-за конвертации.