Продажа госбанков — одна из насущных вопросов для украинской власти. Самым интересным активом для инвесторов «ПриватБанк», доля которого на банковском рынке достигает 20%, а доходы — ежегодно достигают миллиарда долларов. Недавно глава НБУ Кирилл Шевченко заявил, что в ближайшем будущем банк будет выставлен на продажу.

С другой стороны, спрос на украинские банки в мире невысок. Не исключено что и «Приват» не найдет себе покупателя за хорошую цену.

Как проходит приватизация госбанков в Украине

В декабре 2021 крупнейший украинский банк будет праздновать 5-ю годовщину своей национализации. Когда «ПриватБанк» был национализирован в 2016 году, доля государства в банковской сфере выросла выше половины и стабильно находится выше 60%. Считается, что доля «ПриватБанка» на рынке составляет около 20%. Даже в его национализации государство формально была монополистом на банковском рынке — по закону монополией считается доля рынка выше 35%.

С разгосударствлением банков государство, как видно, не спешит. Однако, с некоторыми объектами государственной собственности движение есть и оно происходит сейчас. Недавно состоялись два главных последних событий, касающехся приватизации «Укргазбанка» и «Сбербанка«.

Государственный «Укргазбанк» и IFC в январе подписали соглашение, цель которого вхождение Международной финансовой корпорации в капитал банка. По ее условиям IFC предоставляет банку кредит, который имеет возможность потом конвертировать в долю в капитале банка. Другой госбанк — «Ощадбанк«, находится на финишной прямой на пути к вхождению в Фонд гарантирования. Это одно из условий его будущей приватизации.

Прибыльный «ПриватБанк» такими сдвигами похвастаться не может. На это есть как объективные причины: иски бывших владельцев банка по его якобы незаконной национализации и внутренние проблемы банка; так и субъективные: пассивность государства в решении объективных причин.

К решению этих проблем, в общем, ожидается, что государство будет продавать «ПриватБанк». Внутренние проблемы банка могут негативно влиять на цену актива при его приватизации, а перспектива для новых владельцев защищать свою собственность в суде от прежних — тоже неприятный бонус.

С другой стороны, стоит вопрос — как будет проходить будущая приватизация. Не считая перспективу вхождения IFC в капитал «Укргазбанка», в Украине есть только один реальный пример приватизации госбанка — «Украинского банка реконструкции и развития».

В 2015-м Министерство финансов передало его Фонду госимущества, который через год на аукционе продал его по стартовой цене в 82800000 грн. В аукционе участвовал один участник, представитель которого засмеялась, когда у нее спросили ставку. Банк был продан китайской товарной бирже со скидкой в ​​30% от предыдущей стартовой цены — 118 900 000 грн. Последняя соответствовала размеру его активов, но на предыдущий аукцион с этой стартовой ценой вообще не нашлось участников.

Поэтому, в Украине наблюдается или полная продажа банка или его части, как в будущем планируют приватизировать «Укргазбанк». В мире ситуация иная: там также практикуется другой способ — IPO на фондовой бирже. В украинских стратегиях реформирования государственного банковского сектора рассматривалась такая возможность, но на практике редко воспринималась серьезно.

IPO госбанков популярные в мире, но не в Украине

Немного теории: первое такое размещение обычно называется первичной публичным предложением (Initial Public Offering или IPO), второе — это вторичное публичное размещение (Secondary Public Offering или SPO). Иногда второе размещение, а также все последующие называют последующими публичными предложениями (Follow-on Public Offering или FPO).

SPO и FPO может иметь особенность: во время них возможен дополнительный выпуск акций и их «размытие» — когда одна акция уже отражает меньшую долю компании.

В Украине такая возможность рассматривается как одна из возможных. В стратегии по 2016 Министерство финансов искало приоритетное способ продажи акций банков: четкого формата не было. В 2018 году эта четкость появилась: IPO рассматривался как возможный инструмент приватизации «Укргазбанка», «ПриватБанка» и «Сбербанка». В стратегии 2020 года IPO госбанков не просто рассматривалось, а называлось одним из приоритетных.

Государством было рассмотрено несколько инструментов выхода. Предпочтительными инициативами является продажа международному коммерческому банку, или осуществление первичного размещения акций. Эти варианты имеют ряд преимуществ, такие как сильный сигнал для инвесторов и высокие стандарты прозрачности, — говорится в последний стратегии Минфина.

Несмотря на декларацию, у нас такой формат приватизации пока не практикуется — не было ни одного IPO государственного учреждения.

Такого нельзя сказать о мировой практике: там есть реальные примеры применения первичного публичного предложения для разгосударствления экономики. Большую популярность способ IPO имеет даже среди государственных банков.

Самые яркие примеры состоялись, как ни странно, в Китае. Там доля государства в банковской сфере тоже была проблематичной — составляла выше 60%. Также интересно, что это был не единичный эксперимент, а IPO госбанков там проводилось много раз.

Стоит отметить, что это были не маленькие банки как «Украинский банк реконструкции и развития». Этот процесс провели с каждым госбанком с «большой семерки» китайских банков, 4 из которых — крупнейшие в мире по сумме активов:

  • В июне 2005-го китайский «Банк коммуникаций» стал первооткрывателем среди банковских приватизационных IPO в Китае;
  • «Китайский строительный банк» провел два IPO с различными классами акций в 2005 и 2007 годах;
  • В мае 2006-го «Банк Китая» вышел на IPO, а его дочерняя финкомпания BOC Hong Kong — еще в 2002-м;
  • «Торгово-промышленный банк Китая» также провел два IPO: в апреле и декабре 2006 года;
  • В феврале 2007 года IPO провел китайский «Промышленный банк»;
  • В 2010-м «Сельскохозяйственный банк Китая» вышел на IPO;
  • Ви2016 году вышел на IPO.

Первичное размещение провели государственный французский BNP (1992 год), который затем слился с банком Paribas и купил украинский «УкрСиббанк», и Credit Lyonnais (1999 год). В 1998 году прошло IPO итальянского государственного Banca Nazionale del Lavoro, а в 2007 году — индийский государственный Indian Bank. Сейчас идут разговоры об IPO бразильского Caixa Econômica Federal.

Если говорить о соседях, то в 2004-м, первичное размещение провел государственный PKO Bank Polski, обладающий украинским «Кредобанком» В 2007-м прошло IPO российского ВТБ и «Сбербанка». В 2019 году шли разговоры об IPO румынского 150-летнего CEC Bank.

Способ IPO как формы точечной приватизации используется и обсуждается по всему миру.

Китайская и французская власть использовала его по несколько раз, а другие мировые правительства продолжают эту практику. Если он был протестирован годами и до сих пор пользуется спросом — это значит, что мировые госрегуляторы и инвесторы видят в нем свои преимущества.

Подходит IPO как решение для разгосударствления

У нас этот способ, как отмечалось, рассматривается как один из приоритетных, но имеет лишь декларативный характер. Главная причина такова, что реально более-менее готов к приватизации только «Укргазбанк». Остальные госбанки имеют систематические проблемы, которые уменьшают рыночную стоимость банков, хотя «ПриватБанк» считается самым интересным активом.

Если говорить о «ПриватБанк», он приносит большие деньги: за три года дивидендами своим акционерам он принес около 50 млрд грн. Этот актив явно не стоит дешево. Такое трудно сказать о «Укрэксимбанк» или «Ощадбанк». Не думаю, что их вообще будут приватизировать, кроме вхождения ЕБРР, — считает аналитик группы ICU Михаил Демкив.

Несмотря на прибыльность «ПриватБанка», его цену может снизить другое. Для реализации процесса его приватизации нужно закрыть юридические риски с бывшими акционерами банка и снизить долю неработающих кредитов, доля которых в начале 2021 составляла 76%. Без решения этих проблем цена акции «ПриватБанка» будет очень низкой.

По моему мнению, наибольшее опасение власти — это неинтересно инвесторам цена. Есть смысл IPO госбанков, если их оценка будет выше акционерного капитала, ведь цена ниже капитала — это фактически потеря денег. Они могут сделать дополнительную эмиссию, но по нашим законам она не может быть ниже номинала. Купит кто-то по номиналу — это вопрос , — рассказал руководитель отдела исследований в Concorde Capital Александр Паращий.

Акции европейских банков, как отметил Паращий, торгуются на биржах в стоимости 0,5-0,7 капитала. По его словам, тот же украинский «Ощадбанк» точно не лучший средний европейский банк: например, французский BNP Paribas и другие.

Единственной возможностью пока остается докапитализация за счет государства или международных финансовых организаций.

У частных инвесторов нет цели кому-то помочь — им нужно заработать. Они считают, почем они смогут продать купленную акцию через два года. Пока, кроме государства, получается, что никто не готов докапитализировать государственные банки, — считает Александр Паращий.

В дополнение к косвенным потерям от недооценки акций при IPO, сама стоимость подготовки к нему — это, как известно, тоже недешевый и трудный процесс. Дополнительные расходы идут еще на один выпуск и комиссии организаторам.

Это в основном большие дополнительные расходы. Если государственные банки получают деньги от государства, тогда здесь никаких дополнительных расходов, — отметил Александр Паращий.

Совокупные потери от подготовки к размещению и потери стоимости актива в среднем по миру составляют до 20% от привлеченных в результате IPO средств. Однако, как отметил эксперт, степень раскрытия и аудита информации наших госбанков на высоком уровне, что теоретически уменьшает стоимость IPO.

Поскольку украинские банки реформированы: у них есть аудиторская отчетность, им не надо начинать с нуля наводить порядок с их финансами. Первый шаг подготовки к IPO они частично сделали, — отмечает Демкив.

Как отметил Паращий, теоретически такая практика возможна, но IPO такого размера в Украине — это рискованно. Листинг только в Украине еще больше увеличивает риск реализации акций ниже капитала. По мнению Демкив, довольно интересным был бы двойной листинг: меньшей части акций в Украине и большей рубежом.

На большинстве площадок в развитых странах требования к минимальному уровню фри-флоат — доли акций, которая находится в свободном обращении находятся на уровне 15-25%. Перспективные доли «свободных» акций госбанков должны отвечать этим требованиям, что, в общем, соответствует большинству реальных случаев IPO госбанков.

Поэтому, как считают эксперты, IPO как решение для разгосударствления теоретически возможно и имеет ряд преимуществ. Однако, в современных украинских реалиях ближайшее время такого ожидать не стоит. Несмотря на большие перспективы для объекта, который выходит на IPO, украинские банки в текущем состоянии не готовы к такому — это может приумножить негативные эффекты IPO.

В чем преимущества и недостатки приватизационного IPO

Главное преимущество этого способа, как рассказал Демкив, заключается в возможности широкого круга людей заработать. Например, речь идет об одном из возможных инструментов накопления на пенсию. Акции того же «ПриватБанка«, по его мнению, были бы хорошим инструментом приумножения капитала.

Другим плюсом, по мнению Паращия, является всестороннее понимание объективной стоимости этой компании. Банк, вкладчики и инвесторы получают инструмент оценки текущей рыночной стоимости компании, которая определяется каждую секунду на фондовой бирже. К этому показателю можно привязывать, например, ключевые показатели эффективности менеджмента.

Если они все делают правильно, цена акций банка может расти — менеджмент может рассчитывать на большие бонусы. Если они делают что-то не так, а акции банка падают в цене — это может быть основанием для их освобождения. Также тогда проще делать дополнительные эмиссии. Если госбанка нужны деньги, мы знаем, сколько мы можем привлечь на рынке через продажу акций, — считает Паращий.

Другим позитивом может стать появление престижных международных институциональных инвесторов среди акционеров. Во-первых, им свойственно открывать длинные позиции, а не спекулировать на краткосрочных колебаниях курса. Во-вторых, они могут также служить определенным контроллером действий мажоритарного владельца — украинского правительства.

Однако, аналитик группы ICU добавляет, что для выхода на биржу надо быть прозрачным. В контексте недавнего IPO Ровенского ФК «Верес», размещение которого было, скорее, краудфандингом, он обратил внимание: они сделали проспект эмиссии. НКЦБФР на них потренировалась, а клуб в документе на 241 страницу раскрыл свой бизнес.

Это тот уровень стандартов и прозрачности, которые должны соблюдаться компании на бирже. Вы не можете сделать отчет о финансовых результатах: баланс, форма 1, форма 2 и все. Вы должны полностью раскрываться и быть понятным, — отмечает Михаил Демкив.

Руководитель отдела исследований в Concorde Capital подтверждает, что требования к отчетности, открытости, корпоративной структуры банка повышаются: это сложнее и дороже. Банку нужно иметь целый отдел специалистов, будут общаться с миноритарными акционерами, что тоже не дешево.

Еще дополнительные расходы, связанные с необходимостью регулярно предоставлять информацию о деятельности компании инвесторам и регулирующим органам. Так, закрытая информация становится открытой широкому кругу лиц — не только инвесторам, клиентам и сотрудникам банка, но и всем конкурентам.

Таким образом, учитывая динамику украинского приватизации государственных банков, их нерешенные проблемы и большая сложность процесса IPO по сравнению с простым привлечением МФО, в ближайшие годы не стоит ожидать их публичных размещений. Такой метод частичной приватизации имеет как ряд преимуществ, так и недостатков, но в условиях замершего фондового рынка в Украине может стать одной из причин восстановления его работы.

Успешное IPO государственного банка — это будет прорыв как в области управления государственной собственностью, так и для фондового рынка. Однако, по моему мнению, ближайшие лет 5 вероятность такого события невысокая, — считает Михаил Демкив.

Однако, вопрос успешности государственных размещений не только в хорошей подготовке, но и в поиске покупателя. Как отметил Александр Паращий, ИРО госбанков будет иметь больше смысла, когда в стране появятся фонды, способные инвестировать в такие крупные активы. Такие могут появиться с введением обязательных взносов в негосударственные пенсионные фонды только после пенсионной реформы, о которой говорят уже десятки лет.