Предельные объемы ОВГЗ в банках вывели систему на «скользкий путь фискального вытеснения». В данной публикации ответим на вопросы, что такое фискальное вытеснение и какие последствия для экономики оно несет.

Эффект вытеснения (англ. Crowding out) — эффект стимулирующей фискальной политики государства. Увеличивая размеры государственных расходов, правительство выходит на денежный рынок, чтобы профинансировать бюджетный дефицит.

Рост спроса на деньги на финансовом рынке приводит к росту цены этих денег — то есть к росту процентной ставки, неизбежно снизит спрос на инвестиции в реальном секторе экономики. Таким образом, увеличение государственных расходов, в том числе государственных инвестиций, приводит к вытеснению частных инвестиций.

На примере Украины это выглядит как чрезмерная зависимость украинского бюджета от ОВГЗ, которые выпускает Минфин. Они должны залатать дыры в хронически-дефицитном украинском бюджете. Зато банки уже давно воспринимают депозитные сертификаты НБУ и ОВГЗ от Минфина как основной инструмент для вложения средств. В результате частному сектору не так легко получить кредитование.

По оценкам главы НБУ, эффект фискального вытеснения наступает после того, как 35% депозитов банков укладывается в ОВГЗ. Сейчас портфель ОВГЗ — 39,6% от депозитов банковской системы. При этом Кирилл Шевченко отметил, что Нацбанк не финансирует дефицит государственного бюджета, согласно 34 статье закона о НБУ.

Это какие-то внутренние расчеты: не существует какой-то нормальной цифры — не более 35%, а если больше, тогда будут какие-то меры применяться. Это просто попытка оценить, не много ли на балансе банков находится ОВГЗ, несет ли это какой-то риск. Ответ положительный: он говорит, что да, много, по его мнению. Это создает эффект, когда банки излишне концентрируются на одном инструменте в противоположность тому, чтобы больше развивать именно кредитование, свою основную функцию, – Михаил Демкив, финансовый аналитик.

Таким образом, по мнению экспертов, Шевченко экономическим языком дает сигнал, что банки много кредитуют государство и им нужно «сбавить обороты», что по сути очевидно в Украине уже не первый год.

Отсутствие альтернативы?

Впрочем, среди экспертов существует также популярное мнение, что банки покупают ОВГЗ не столько из фискальное вытеснения, сколько из-за отсутствия альтернативы.

После 2008 и кризиса 2014-2016 годов показатели кредитования украинского бизнеса снизились и не растут. Если раньше обвиняли высокую учетную ставку, то даже ее снижение не привело к желаемому эффекту.

За прошлый год, если мы посмотрим на чистые кредиты банковской системы — они выросли всего на 6%. Проблема не в том, что Минфин забирает деньги, а в том, что банки не видят, кого кредитовать. Так, на самом деле мы смотрим, что банки увеличили свои позиции в ОВГЗ прошлого года на 60% — то есть, я думаю, что если бы было кого кредитовать, возможно, была бы другая пропорция в пользу бизнеса.

Имеем то, что имеем — банки просто не видят, куда девать деньги, они уже больше года держат 100 млрд грн в среднем фактически на депозите в Нацбанке, — объясняет директор по аналитике Concorde Capital Александр Паращий

По его словам, большой бизнес может взять эти деньги, например, за границей под значительно более низкие ставки. Тот бизнес, который не достоин кредитоваться — он, как правило, приходит в банки, но это ничем не заканчивается.

Причин низкого кредитования несколько и они также являются хроническими:

  • высокая ставка для бизнеса,
  • отсутствие большого количества платежеспособных заемщиков,
  • отсутствие защиты прав кредиторов,
  • экономический кризис,
  • отсутствие качественных заемщиков.

Хотя некоторые эксперты считают, что некоторые из этих проблем преувеличены. Проблема защиты прав кредиторов иногда преувеличена НБУ, но частично правильная.

При этом, если банки жалуются, что им заемщики не возвращают деньги — почему они тогда кредитуют неплатежеспособных заемщиков, – спрашивает Евгений Дубогрыз , CASE Украина

Вопрос небольшого количества платежеспособных заемщиков также упирается в теневую экономику, ведь в Украине есть платежеспособный бизнес. Просто он боится показывать официальную отчетность через «кошмары» проверок налоговой, пожарных и т.д., не говоря уже о правоохранительных органах.

Требования Нацбанка кредитному риску сейчас очень благоприятны. Можно взять кредит даже когда соотношение EBITDA к долгу — 7, а это уже рисковый показатель.

EBITDA — показатель, который является индикатором платежеспособности компании. Он показывает прибыль до вычета налогов, амортизации и процентов по кредитам.

Даже если половина бизнеса, который скрывает настоящую отчетность из-за страха проверок, выйдет из тени, заемщиков существенно прибавится

Кредитование бизнеса — основная и естественная функция банковской системы, а также залог роста экономики. Однако, если говорить о фискальное вытеснения, то эту проблему нужно решать, наверное, «с другого конца»

Читать также:   Увеличение суммы кредитов по "5-7-9%"